Новости ЖКХ

Навязчивое радио

Кабельные сети радиовещания предназначены не только для трансляции трех национальных каналов, но и для оповещения горожан в случаях чрезвычайной ситуации. Но почему-то за возможность первыми получить сообщение о начале ядерной войны должны платить сами потребители – ежегодно только жители Северной столицы выкладывают из своих карманов почти миллиард рублей.

Оператором проводного вещания в столичных городах (Санкт-Петербурге, Москве и Севастополе) является ордена Трудового Красного Знамени ФГУП «Российские сети вещания и оповещения» (РСВО), подведомственное Федеральному агентству связи.

На 2,2 млн квартир, по последним данным Минкомсвязи, в Санкт-Петербурге функционирует 1,3 млн радиоточек. По ним можно слушать три программы (ВГТРК «Радио России», «Маяк» и ТРК «Санкт-Петербург»). В самом РСВО убеждены, что «транслируемые радиопрограммы являются источником актуальной социально значимой информации, а при чрезвычайных ситуациях или угрозе их возникновения выполняют функцию оповещения населения. Преимущество данной услуги заключается в энергонезависимости: работа программы сети проводного радиовещания обеспечивается даже при отсутствии электроэнергии у абонента. Отсутствие в жилом или общественном помещении работающей радиоточки может стать причиной несвоевременного уведомления о возникновении чрезвычайной ситуации, что представляет существенную угрозу для жизни и здоровья».

Но по факту как минимум у трех четвертей обладателей радиоточек они выключены. Исследования TNS подтверждают, что совокупная среднесуточная аудитория трех радиоканалов в Санкт-Петербурге составляет всего 723 тысячи человек, или 16 процентов от взрослого населения города. Причем в эту цифру входят не только реальные пользователи одно- или трехпрограммных «динамиков», но и слушатели эфирных каналов.

Засудим и замучаем

Ежемесячно каждый пользователь радиоточки платит 63,45 рубля, причем де-факто принудительно – соответствующая сумма включается в единый счет, рассылаемый в том числе ВЦКП (так называемую «розовую квитанцию»). Для отключения от сети необходимо лично обратиться в абонентский отдел РСВО на Варшавской улице и предъявить паспорт, свидетельство о собственности или иной документ, «удостоверяющий правоотношение» к квартире, а также квитанцию на услугу ЖКХ. Потом нужно оплатить услугу РСВО по отключению (100 рублей) и дождаться мастера, который демонтирует провода в квартире. И только со следующего месяца после отключения ВЦКП перестанет начислять плату за радиотрансляцию.

Очевидно, что подавляющее большинство горожан, давно не слушающих городское радио, не готовы тратить несколько часов времени на поездки и унизительные просьбы. К тому же юристы и даже государственные органы не рекомендуют доверять сомнительным компаниям копии паспортов и документов о собственности (неосторожность может привести к появлению якобы взятых владельцами таких паспортов кредитов и потере жилья). Предоставление подтверждающих документов начальник отдела по работе с абонентами РСВО Елена Колесова объясняет необходимостью не допускать «противоправные действия третьих лиц». Хотя вряд ли кому-нибудь захочется мытарствовать и платить за отключение радиоточки в чужой квартире. По данным того же связного ведомства, абонентская база радиотрансляционной сети в Северной столице последние пять лет сокращается всего на 1,5 процента в год, то есть ненужные розетки отключают в среднем 22 тысячи человек.

Права петербуржцев попыталось защитить региональное управление Роспотребнадзора, потребовавшее от РСВО прекратить взимание платы за мифическую услугу по снятию (отключению) радиоточки. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области признал эти требования законными и обоснованными. Правда, пока решение не вступило в законную силу: не желающее терять доходы и упрощать процедуру отключения радиоточек руководство РСВО обжаловало решение суда в апелляционной инстанции, заседание которой состоится 1 сентября.

Хотя оператор уже частично смягчил условия расторжения договоров и готов принимать заявления и копии документов по (info@spb.rsvo.ru) электронной почте. От жестко отстаивающих свои права потребителей предприятие не требует и оплату услуги по отключению, хотя согласно размещенной на его официальном сайте информации, это необходимо.

Общаться с журналистом «Фонтанки» руководство РСВО не пожелало.

Розовое удовольствие

Упростить отключение навязанной большинству петербуржцев услуги можно было бы, исключив этот платеж из единого счета («розовой квитанции»). В этом случае оператор просто вынужден будет расторгнуть договор за долги или ему придется судиться с каждым потребителем и доказывать факт пользования радиоточкой.

В самом ВЦКП утверждают, что в счет вносят не услугу, а информацию. «Никто не спорит, что у РСВО неудобная процедура отключения. Но ВЦКП не является стороной договора связи между потребителем и радиотрансляционной сетью. Потребитель решает вопрос с РСВО, они нам передают информацию о необходимости снять начисления – мы снимем. И сделаем при необходимости перерасчет. Так что проблема реально не в квитанциях, а в добросовестности поставщиков и потребителей», – убежден заведующий отделом развития ГУП ВЦКП «Жилищное хозяйство» Александр Локтионов.

Однако эксперты придерживаются иного мнения: «В квитанцию должна включаться плата за коммунальные услуги, содержание и ремонт общего имущества, а также управление. Любые дополнительные услуги (хоть содержание домашних животных) могут включаться в единый счет только по решению общего собрания собственников или желанию самого потребителя, – констатирует генеральный директор СРО предприятий жилищного комплекса «МежРегионРазвитие» Владислав Воронков. – Жильцам, которые хотят пользоваться городским радио, никто не мешает оплачивать услуги РСВО отдельно. Кроме того, если МЧС считает, что радиоточка обязательна для оповещения горожан, – пусть оно и оплачивает ее использование».

По мнению Александра Гришко из коллегии адвокатов Pen&Paper, помимо коммунальных единый платежный документ может применяться для внесения платы также за «иные» услуги, в том числе радиовещание, обеспечение работы домофона, кодового замка двери подъезда и так далее. «Но их оказание должно быть предусмотрено договором, заключенным между потребителем и исполнителем – управляющей компанией (ТСЖ или ЖСК). Кроме того, судебная практика подтверждает законность включения платы за радиоточку в так называемые розовые квитанции, которые получают петербуржцы», – отмечает адвокат.

В Государственной жилищной инспекции полагают, что само по себе наличие в квартире радиоточки является основанием для начисления платежей за ее использование. «Работники жилищно-эксплуатационных организаций не имеют технической возможности осуществлять контроль за использованием либо неиспользованием гражданами находящегося в их жилом помещении оборудования», – убеждены в ведомстве.

Другие новости

6 октября 2017
Субсидия вместо готовой квартиры. Чиновники решили сэкономить на приобретении жилья для многодетных семей

В Смольном решили сэкономить на приобретении квартир для многодетных семей. Расходы на покупку квартир у застройщиков хотят заменить субсидиями семьям.

Городской парламент одобрил в первом чтении пакет поправок в несколько жилищных законов, которые предусматривают новый способ помощи многодетным семьям — предоставление выплат из бюджета на покупку жилья.

3 октября 2017
Нельзя отказаться от соседского тепла
В полутора сотнях квартир в Петербурге батареи заменили на газовые котлы, но собственникам все равно придется платить за отопление. Суд говорит, что иначе жильцы на халяву греются от соседей через стенку.
Жители просторных квартир в центральных районах Петербурга еще 20 лет назад все посчитали, срезали радиаторы и поставили индивидуальные газовые системы отопления. Уют и отсутствие мурашек зимними вечерами так обходятся раза в три дешевле. Полтора года назад экономии пришел конец: власти решили, что за центральное отопление платить должны все, в том числе и те, у кого в комнатах нет батарей. Собственники «домашних котельных» ринулись в суды, кое-кто на днях добрался до апелляции. Безуспешно. Город не готов делить приходящее в дом тепло на общее и частное, а эксперты говорят, что толком этот вопрос не регулирует ни один кодекс.